<< Главная страница

Вадим Деркач. Твое отражение



N.J.

«Опостылело... Опостылело...» - кричал я громко в пространство собственной пустоты, обхватив тяжелую пылающую голову противными влажными руками. Мои локти лежали на полированной поверхности стола, который я ненавидел от всей души, но который влек меня неудержимо. Мне все надоело. Я устал. Мир ненормально выверчен в мою сторону. Он затягивает меня в клоаку грязной суеты и заставляет биться в конвульсиях фатального бессилия. Меня бы сейчас успокоила соленая капель слез, но когда это было в последний раз? Я отнял руки от лица и, откинувшись на спинку стула, задумался. Неожиданно кровавый туман тягостного беспамятства рассеялся, и ясная картина возникла среди теней былого. Все было так ярко, будто случилось вчера, будто не было долгих лет бесконечного падения. Я вспомнил все и содрогнулся...
Я был тогда совсем мал. Учение еще предстояло в будущем и не огорчало меня. Будучи единственным ребенком в семье, я был свободен во всем. Однако, несмотря на такое положение дел, я рос послушным, тихим и даже замкнутым. Сверстников я сторонился и предпочитал всему спокойные уединенные занятия каким-нибудь интересным предметом, будь то старая тряпица или веселая суета муравейника. Но воистину самыми счастливыми были мгновения, когда матушка по вечерам брала в руки книгу и читала мне. Какое расстройство доставляло мне каждый раз надобность ложиться спать и отказ продолжить чтение. С нетерпением ждал я следующего дня. Такова была моя жизнь - счастливая и простая, но разве человек шести лет разумеет радость первого и наслаждение второго? Как стремится он разрушить все и вырваться из-под опеки, расправить крылья в свободном полете, отдаться движению, не думая об опасных воздушных течениях и безжалостной ласке светила. И мне хотелось побыстрее стать большим и быть таким же смелым, сильным и дерзким как герои моих любимых книг. Все таинственное притягивало меня. В каждой стекляшке видел я сокровище, обрывок бумаги с размытыми дождем чернилами казались мне таинственными письменами, повествующими о тайнах ушедших народов, а старик... старик, живущий по соседству, мнился кровожадным пиратом, стерегущим сокровища. Последний занимал в моем сознании особое место. Да, это был странный человек. Его голова была непомерно большой в сравнении с почти карликовым ростом и узкими плечами. Это уродство могло бы показаться ужасающим, если бы не длинная курчавая борода, несколько скрывающая несуразность тела. Но самое страшное - его взгляд: тяжелый, колючий, из-под густых мохнатых бровей направленный в самое нутро всего к чему он прикасался. В любое время года старик носил одни и те же вещи: черную рубашку, застегнутую наглухо, широкие полосатые штаны и самое странное - высокие сапоги с большими медными пряжками, какие я мог видеть только в кино. Неудивительно, что этот человек производил на меня жуткое впечатление, но страх и опасность - чувства, милые мальчишеским сердцам, полным верой в собственную отвагу и исключительность. Старик жил на первом этаже нашего дома. Если взобраться на бочку у стены, то можно было заглянуть через окно в его квартиру. Сколько раз я проделывал это, рискуя быть замеченным. Я был уверен, что старик убьет меня, если застанет за этим занятием. Я даже представлял себе, как он вынимает из правого кармана своих широченных штанов большой пиратский нож, не раз вкусивший кровь невинных жертв и собирается вонзить в меня, замершего от страха. Это было так жутко, но как привлекательно! В мрачной, захламленной комнатушке находилось множеством непонятных вещей и я не сомневался, что здесь, среди сувениров своих былых похождений, пират - ужас Карибского моря прячет карту острова сокровищ. Особое мое внимание привлекали настенные часы. Их корпус был обильно украшен листочками и завитушками, но вместо благородной позолоты или эмали, приличествующей им, они были выкрашены ярко-красной краской, немного облупившейся и потрескавшейся местами. Под черным, с белыми отметинами римских цифр циферблатом, мерно покачивался большой маятник, напоминающий более всего налитый кровью глаз циклопа. «Если есть где-то тайник в этом доме, то только в этих часах»,- думалось мне всегда, когда мой взгляд соприкасался с кровавым зрачком... Голову сжала спазма, мне не хочется думать и вспоминать, но это было... было... Не деться никуда, не забыть... И вот однажды я играл во дворе. Старик вышел из дома и, окинув меня неприветливым взглядом, скрылся за углом. Обрадованный, я вскочил на бочку и замер от удивления - окно оказалось распахнутым. Дерзкая идея возникла в моей голове. С безрассудством, свойственным всем детям, взобрался я на подоконник. Боже, как трепетало мое сердце, сжимаемое сладостным страхом! Собравшись духом, я спрыгнул вниз. Рассохшиеся половицы заскрипели, заворчали под ногами. Часы - вот что притягивало меня. Ожидая каждую минуту возвращения старика, я, не теряя времени, пододвинул огромный старый стул к стене. Когда я залез на него и потянулся к часам, то сердце, казалось, билось в моих пальцах. «Стой!" - раздался крик за спиной. Я вздрогнул и обернулся. Стул зашатался подо мной и я, утратив равновесия, стал падать. В последний момент моя рука в поисках опоры зацепилась за часы и они с грохотом, похожим на человеческий вопль, рухнули на пол вместе со мной. «Мерзавец! Мерзавец!» - закричал старик, дрожа от негодования. Узкие высохший пальцы вцепились в мое ухо и я закричал от боли и страха. Слезы хлынули из моих глаз. Старик толкнул меня в угол. Я упал на старые пыльные книги и продолжал плакать, ожидая расправы. «Лучшие часы... мои лучшие часы... - схватился старик за голову, - Перестань плакать, перестань. Это должны быть мои слезы. Ты, мерзкий сосунок, лишил меня последней надежды. Знаешь ли ты что такое жить без надежды? Самого страшного наказания для тебя недостаточно. Смерть! Нет, ты еще не знаешь цену жизни. Я знаю, знаю чего достоин ты!». Старик схватил меня за плечи и я заплакал еще сильнее. «Я лишу тебя малого, - проговорил он почти неслышно и рот его скривился в страшной усмешке, - Я лишу тебя слез!» Он схватил склянку со стола и скрюченные пальцы потянулись к моим глазам. Ужасная боль и кровавая пелена.
Я пришел в себя на скамейке, во дворе. Ничего не сохранилось в моей голове от ужасного происшествия. Лишь ноющее ухо вызывало тревожное чувство. К вечеру боль усилилась. Я стонал и, пожалуй, расплакался бы, облегчив страдания, но слез не было в моих глазах. Это было страшно, но сосредоточится я не мог, потому что не заглушенная и безысходная боль охватила меня всего сполна. Оправиться мне удалось только через три дня. Когда я вышел на улицу, то с удивлением увидел, что двери квартиры старика опечатаны. Мои сверстники только и говорили о том, как его нашли мертвым несколько дней назад. Лицо моего мучителя было так обезображено, что соседка, приглашенная для опознания упала без чувств. Через неделю после моего выздоровления, вещи старика вывезли из квартиры и туда вселилась милая, добрая пожилая женщина. Она очень хорошо относилась ко мне, кажется даже жалела, но я никак не мог понять за что.
Прошло некоторое время, прежде чем новое происшествие окончательно испортило мою жизнь. Это случилось на мои именины. Я всегда с нетерпением ждал этого события, ибо чудесные подарки мне готовили каждый раз родители. В тот день Папа принес небольшую коробку. Он поставил ее передо мной и торжественно сказал: «Сын, ты уже почти взрослый, скоро пойдешь в школу и время уже не будет так беззаботно проходить мимо тебя. Оно будет твоим другом и главным врагом. Союзников нужно ценить, а врагов знать!» С этими словами отец раскрыл коробку и достал позолоченные настенные часы. Когда взгляд мой упал на их маятник, на алый враждебный зрачок, я стал кричать. Я бросился вон из комнаты, но везде, казалось мне, крючковатые пальцы тянуться к моим глазам. Невыносимая боль поднялась со дна души и страх, страх заполнил ее. Я кричал, но слезы не текли по моим щекам. Тело билось, билось в припадке - так страшно и мучительно было ему существовать. В нервной горячке я пролежал несколько дней. С тех пор все изменилось в моей жизни. Я не видел тех часов, но ужас основательно укоренился во мне. Я плохо спал по ночам, опасался людей и настолько глубоко ушел в себя, что пробуждение иногда казалось сном. Когда меня отдали в школу, то круг отчуждения сразу замкнулся вокруг, охватил меня обручем неприятия и насмешек. Меня не любили не сверстники, ни учителя. Никогда не видели они моих слез и не слышали моих извинений. Боже, как же нестерпимо было быть... Так шли года. Я ставил перед собой цели, добивался их, перешагивал через запреты и терял, терял себя. Часто возникало ощущение, что меня просто нет и, возможно, никогда не было. Как-то я рылся в старых вещах на чердаке и неожиданно наткнулся на коробку такую знакомую и такую ненавистную. С содроганием я поднял ее и хотел было бросить, растоптать, разбить, но потом решил сделать иначе. Вернувшись в дом, я брезгливо освободил часы от пожелтевшего картона и повесил их напротив своей постели. Это был вызов себе и другим. Я часто вижу связь в несовместимых явлениях. Теперь мною владеет твердая уверенность, что именно это событие толкнуло ко мне ту девушку, ведь я не обладал тем, что могло бы ее удержать. Сверкающей звонкой монетой упала она на чашу весов и потянула ее прочь от унизительного равновесия. Так я обнаружил себя скользящим в пропасть, ибо слишком долго, как оказалось, шагал по пустоте. Мои робкие попытки прикоснуться к ее миру были отвергнуты и она, отстранившись, холодно следила за моим губительным движением, изредка вежливо отсчитывая мгновения конца. Ее чарующий голос вторил часам на стене... Да, я знаю, знаю... Вы, твари, заодно... Я измотан и ничто не удерживает мою душу, затворенную в теле, лишенную радости слез. «Опостылело, опостылело...»- твержу я себе сейчас. Это невыносимо. Проклятый старик. Не будь его, не будь этих идиотских часов... Я вскочил и бросился к стене на которой тикал этот ненавистный прибор. «Не будь тебя, мерзость, - крикнул я ему что есть силы, - все было бы хорошо и серая занавесь глаз была бы моим зеркалом». В ярости я сорвал часы и ударил их о стену. Посыпались осколки, искореженные детали, посыпалась стена... Стены не было... Я видел комнату ужасного старика и себя шести лет в ней. Ненавистный человек тянул меня за ухо и что-то говорил. Я ничего не слышал и невидимая преграда не пускала меня. Вдруг старик вытянул крючковатые пальцы и вонзил мальчику в глаза. Вспыхнула нечеловеческая боль. Белая жидкость перемешанная с кровью полилась из кровавых впадин и мой мучитель, поднеся колбу, с усмешкой следил как она стекает в нее. Потом он, подхватив безжизненное тело мальчика, вышел. Я взвыл, схватил стул и швырнул его в прозрачное нечто. Треск и тысячи, миллионы осколков пронзили пространство и время. Я бросился в комнату. Но отворилась дверь и вошел злой колдун. Увидев меня, он задрожал и хрипло прошептал: «моя надежда...». «Я знаю что такое жить без надежды, - вырвалось из моей стесненной груди, - но я проклят любовью, одержим верой и счастлив ими...» «Так будь счастлив и смертью!» - вскрикнул старик и кривой нож сверкнул в его руке, но было поздно и я, не умеющий плакать, со смехом плеснул в него содержимое колбы. Злой колдун завопил и вцепился в свое лицо. Оно подобно воску плавилось и текло, растекалось по его черной рубашке и капало на медные пряжки сапог. Но не кость черепа, а потрескавшийся фарфор старой копилки покатился с узких подтащивших плеч и, ударившись о пол, распался кусочками, зазвенел потускневшими монетами. Слезы полились из моих глаз... Слезы, что не выплакал я за свой долгий тягостный путь. Я хохочу. Я счастлив. И здесь в белой комнате, за зарешеченным окном, я смеюсь и плачу не переставая. Вы считаете, что спрятали меня от мира? Как вы ошибаетесь! Мои слезы заполнят эту палату, вырвутся сквозь окно и зальют землю, затопят пустоты вашего бесчувствия и вас самих. И может быть ты будешь последней, кто взглянет с Эйфелевой башни или с вершины Эвереста на спокойную гладь пребывающей печали. Может быть ты будешь последней чей образ отразиться в идеальном зеркале, соленые воды которого навеки сохранят взгляд твоих глаз.



Copyright © Vadim Derkach
E-mail: sergeant_perecz@usa.net

Вадим Деркач. Твое отражение


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация